12:45 

Магия любви

cygne
Зорко одно лишь сердце, самого главного глазами не увидишь (с)
Глава 21

Лежа поперек кровати, Колетт читала роман о приключениях принцессы, сбежавшей из дома, потому что ей наскучили балы и наряды. Она так увлеклась, что не заметила, как прямо посреди комнаты материализовалась Эмма. Когда подруга громко окликнула ее, Колетт от неожиданности подпрыгнула, а в ладони инстинктивно зажгла огненный шар. Узнав Эмму, она облегченно выдохнула и погасила огонь, проворчав:
- Не подкрадывайся ко мне так – я ведь могла тебе навредить.
Эмма небрежно отмахнулась, и только тогда Колетт ощутила исходившее от нее отчаяние. Она нахмурилась: что могло произойти с принцессой, чтобы так ее расстроить? Этот вопрос она задала вслух. Эмма обессиленно опустилась на кровать, не дожидаясь приглашения, и глухо ответила:
- Я сейчас такое узнала… Ни за что не поверишь.
Эмме приснился сон о том, как Белоснежка и Дэвид поместили тьму, предназначенную ей, в другого ребенка. Проснувшись, она попыталась убедить себя в том, что это обычный кошмар. Но сон был слишком реалистичен, и просто отмахнуться от него не получалось. Тогда Эмма пошла к родителям и с ужасом узнала, что приснившееся ей – правда.
- Говорят, они думали, будто дитя Малефисент – дракон, и не знали, что это человеческий ребенок, - Эмма едва не всхлипывала в попытке не разрыдаться. – Но это их не оправдывает! Как можно было невинное существо…
Эмма не договорила, слезы все-таки потекли по ее щекам. Не зная, что сказать и как утешить, Колетт просто обняла подругу. Некоторое время они сидели молча, потом Эмма мягко, но решительно отстранилась.
- Летти, у меня в голове не укладывается. Как они могли? Я думала, мои родители самые добрые, храбрые, великодушные и справедливые люди, а они…
- Все люди совершают ошибки, - философски заметила Колетт.
Не так давно мама познакомила ее с прошлым отца – чтобы она не узнала о нем от посторонних «доброжелателей». Колетт сильно подозревала, что это была смягченная и отредактированная версия, но общий смысл она уловила. Благодаря маминым стараниям это откровение не стало для нее страшным ударом. Она просто приняла к сведению, осмыслила и отставила новое знание в сторону. Что было, то прошло, и это никак не меняло привычного ей образа родителей.
И сейчас Колетт подумала, что Белоснежке и Дэвиду стоило бы поступить так же – тогда Эмма гораздо проще восприняла бы правду. Мама любила говорить: честность – главное условие для построения отношений. Теперь Колетт имела возможность убедиться в правдивости ее слов.
- Но не такие! – воскликнула Эмма.
- Всякие, - Колетт вздохнула, не зная, как успокоить подругу, и потому решила перенаправить ее внимание: - А интересно, что случилось с тем ребенком?
Расчет оказался верен – Эмма временно забыла обиду и разочарование, озадачившись этим вопросом.
- Вроде бы его отправили в мир без магии, но что дальше… - задумчиво произнесла она.
- Выясним? – у Колетт начал складываться план по поискам и возвращению ребенка Малефисент.
Эмма усиленно закивала. С тех пор, как они познакомились с Антоном, достать волшебные бобы для перемещения в мир без магии и обратно не составляло труда. Осталось придумать, как искать там ребенка. То есть теперь уже не ребенка – он (или она) был ровесником Эммы, а значит, ему сейчас восемнадцать лет. Вполне взрослый человек.
- Можно использовать глобус, с помощью которого папа искал Бэя, - предложила Колетт. – Только для этого нам нужна кровь Малефисент.
Подруги помолчали, обдумывая возможные варианты.
- Если рассказать ей, что мы хотим вернуть ее ребенка, она не откажется помочь, - неуверенно предположила Эмма.
- Попробовать можно, - Колетт кивнула и, немного подумав, добавила: - Нам понадобится помощь.
- Хочешь сказать родителям?
Колетт яростно помотала головой:
- Ни в коем случае. Папа ни за что меня туда не отпустит. У него пунктик насчет того мира. Нет, я имела в виду Бэя, - она хитро улыбнулась. – Вот смотри. Там нет магии, а значит, мы с тобой становимся обычными беззащитными девушками. Мы совсем не знаем тот мир, не умеем в нем ориентироваться. В то время как Бэй жил там, знает его особенности, и его помощь будет ценной.
Эмма с энтузиазмом покивала, но сразу озабоченно нахмурилась:
- Ты уверена, что он поддержит нашу затею, а не расскажет родителям?
Колетт пару секунд обдумывала это.
- Мы попробуем его убедить. И тут главная задача возлагается на тебя.
- Почему на меня? – Эмма удивленно приподняла брови.
- Потому что меня он слишком опекает и может сразу запретить. А тебе надо как можно убедительнее показать свое горе, и Бэй наверняка смягчится, захочет тебе помочь.
- Или оставит нас дома, а туда отправится сам.
- Не исключено. Но будем надеяться на лучшее.
Колетт задорно улыбнулась, и Эмма улыбнулась ей в ответ. У нее не осталось и следа первоначального отчаяния, теперь принцессу переполняло нетерпеливое предвкушение. Колетт была довольна собой: и подругу подбодрила, и приключение нашла. Теперь бы еще Бэя уговорить. После той памятной ссоры он стал спокойнее, но все равно, на взгляд Колетт, чересчур старался оградить ее от любых потенциальных опасностей.

***
Сначала Эмма разговаривала с Бэем наедине – Колетт осталась ждать снаружи пещеры. А вот когда он проникся ситуацией и с помощью аккуратных намеков Эммы пришел к той же идее найти ребенка Малефисент и вернуть домой, появилась Колетт и напросилась с ними. Бэй в первый момент воспротивился, но Летти настаивала, и он, побоявшись нового скандала, неохотно согласился.
- Только никакой самодеятельности и будь все время рядом со мной, - сурово предупредил он.
Колетт согласно покивала – ее сейчас устраивали любые условия.

Родителям они, конечно же, ничего не сказали. Бэй часто не бывал дома неделями, проводя время в своем штабе или на операциях. А Колетт отпросилась на пару дней в гости к дедушке Морису. Она надеялась, что авантюра не займет много времени – в конце концов, при помощи глобуса они должны быстро найти нужного человека, – и она вернется раньше, чем родители успеют забеспокоиться.
Миссию по добыванию глобуса взял на себя Бейлфайр. Он просто попросил у отца артефакт, заявив, что он понадобился в его спасательной деятельности. Отец с легкостью согласился. Колетт наблюдала за их разговором, притаившись за дверью. Каждую секунду она опасалась, что папа что-нибудь заподозрит или задаст каверзный вопрос. И тогда – все пропало. Бэю никогда не удавалось обмануть его – то ли он не умел врать, то ли папа просто хорошо его чувствовал. Скорее второе – потому что с Колетт и Алардом была та же история. Летти давно заметила, что лгать папе – да даже просто недоговаривать – бесполезное занятие: почувствует фальшь и докопается до истины. Поэтому она с облегчением вздохнула, только когда Бэй вышел с глобусом в руках. Переглянувшись, они улыбнулись друг другу и поспешили скрыться в комнате Летти.
Потом Бэй ходил к Антону за волшебными бобами, а Колетт с Эммой собирались в дорогу. Отправлялись налегке – только соорудили парочку бутербродов, да на всякий случай прихватили несколько золотых монет. Оделись они по-походному – в штаны. Точнее одевала всех Колетт – у нее лучше всего получалось преобразовывать одежду. Бэй описал, как она выглядит в мире без магии, и Колетт по этому описанию сотворила им костюмы. Правда, пришлось несколько раз переделывать. Бэй веселился, Колетт сердилась, Эмма нетерпеливо хмурилась. Наконец, братец остался доволен их внешним видом. На девушках были синие штаны из плотной ткани и блузки навыпуск, а на Бэе – черный костюм и белая рубашка. До сих пор ни Колетт, ни Эмма в штанах не ходили, и некоторое время подруги забавлялись, рассматривая себя в зеркале. Пока Бэй не поторопил их.
Наконец, подготовка закончилась, и перед ними предстала самая сложная задача: договориться с Малефисент. Никто не знал, где находится Запретная Крепость. Посовещавшись, решили спросить у Регины: они ж с Малефисент когда-то дружили, она должна знать.
Троица перенеслась во дворец Прекрасных – после свадьбы Регина с Роландом остались жить там, благо дворец был достаточно велик, чтобы вместить и не такое количество людей, а Дэвид со Снежкой нисколько не возражали. И если прежде Роланд частенько оставался подолгу жить в пещере-штабе, только время от времени наведываясь к отцу, то теперь после каждой операции торопился вернуться к молодой жене.
Воспользовавшись обычным порталом через зеркало, друзья вышли в тронном зале. К сожалению, там принцессу поджидали обеспокоенные родители.
- Эмма! - Белоснежка обрадовано поднялась ей навстречу и удивленно замерла, разглядывая их живописную компанию.
Дэвид шагнул к ним, тоже недоуменно нахмурившись.
- Что...
Закончить вопрос он не успел. Эмма резко взмахнула рукой:
- Я пока не готова с вами разговаривать. Может, позже, когда я осмыслю и пойму ваш поступок. И вообще – мы к Регине.
Она решительно зашагала к выходу, больше не обращая внимания на родителей, которые застыли, чуть ли не с отчаянием глядя ей вслед.
- Извините, - Колетт изобразила реверанс и поспешила за подругой.
Бэй тоже поклонился и, прежде чем последовать за ними, успокоил венценосную чету:
- Она все равно вас любит и скоро перестанет злиться.

Регину они нашли в саду. Она читала, уютно устроившись на качелях-диване. Услышав шаги, она подняла голову и иронично вздернула бровь.
- Вы в поход собрались?
- Можно и так сказать, - ответила Эмма. - Регина, ты можешь рассказать, как добраться до Малефисент?
Та посмотрела на них как на сумасшедших.
- Зачем вам?
Поколебавшись, Эмма рассказала об их задумке. С огромным интересом Регина выслушала ее, не изменившись в лице, но Колетт чувствовала ее изумление и любопытство.
- Ладно, - кивнула Регина. - Я провожу вас.
Она хотела добавить что-то еще, но так больше ничего и не сказала. Колетт сильно подозревала, что Регина собиралась напроситься с ними, но потом подумала о Роланде и почла за лучшее остаться дома. Потому что в ином случае пришлось бы рассказывать ему и брать с собой и его, либо выдержать с ним долгий спор. Не говоря уж о том, что Бэй тоже не обрадовался бы еще одной спутнице. В общем, проще было остаться. И Колетт задалась вопросом – когда она выйдет замуж, тоже станет такой благоразумной? Эта мысль ей совсем не понравилась, и она решила отложить ее на потом.
Взяв в конюшне лошадей, они отправились в путь.

Ехали гораздо меньше, чем предполагала Колетт. Уже несколько часов спустя они оказались на выжженной равнине, перед которой возвышался мрачный темный замок. Они спешились, с любопытством разглядывая его, а заодно пытаясь понять, как туда попасть.
- Какой у вас план? – спросила Регина.
Все дружно посмотрели на нее, и она обреченно закатила глаза.
- Только не говорите, что вы даже не думали о том, что будете говорить Малефисент.
Эмма пожала плечами:
- А что тут думать? Мы собираемся вернуть ее ребенка. Нежели она не захочет посодействовать?
- С чего ты взяла, что она поверит? – с сарказмом осведомилась Регина. – Может, и слушать не станет – превратится в дракона и слопает.
Эмма возмущенно сверкнула глазами и собиралась ответить, судя по ее настроению, нечто в меру язвительное.
- Стоп! – Бейлфайр поднял руку, пресекая дальнейшие препирания. – С Малефисент пойду разговаривать я. Вы остаетесь здесь.
- Это почему? – запротестовала Колетт.
- Потому что я так сказал, - отрезал Бейлфайр. – Ждите здесь и никуда не лезьте. Иначе позову отца и отправлю вас по домам.
Колетт аж рот приоткрыла от такого коварства, но сказать на это было нечего. Она ясно видела, что Бэй способен исполнить свою угрозу, и тогда прощай приключение. Регина хмыкнула, согласно кивнув – она не горела желанием встречаться с бывшей подругой. Эмма же обиженно надулась, но спорить не пыталась – возвращение домой было последним, к чему она стремилась.
Удовлетворенно кивнув, Бейлфайр направился к замку. Колетт топнула от досады, буравя мрачным взглядом его спину, но пришлось смириться.

***
Подойдя к Запретной Крепости, Бейлфайр осторожно толкнул высокие черные ворота. На удивление они легко поддались. То ли Малефисент была настолько уверена в своей непобедимости, что не боялась появления врагов, то ли ей было просто все равно. Бейлфайр в последний раз оглянулся на оставшихся позади девочек, прежде чем зайти в замок. Немного тревожно оставлять без присмотра склонную к необдуманным порывам сестру, но он знал, что его угроза подействовала на Летти, и это ее сдержит. А вот на благоразумие Регины спокойно можно положиться. Как и на то, что она способна урезонить Эмму в случае чего.
Глубоко вздохнув, Бейлфайр шагнул внутрь и оказался в темном коридоре. Дверь за ним со скрипом закрылась. После яркого дневного света он чувствовал себя ослепшим – продвигаться вперед приходилось почти на ощупь. Но к тому времени, как Бейлфайр дошел до конца коридора, глаза привыкли достаточно, чтобы различать каменные стены и доспехи вдоль них.
Открыв еще одну дверь, он попал на этот раз в большой зал с высокими сводчатыми потолками, почти без окон, и оттого лишь слегка посветлее коридора. Темные, практически черные стены, выложенный грубыми каменными плитами пол. Единственным ярким пятном в зале был горящий камин, перед которым стояло кресло с высокой спинкой. В этом кресле сидела женщина неопределенного возраста (лицо ее было молодо и красиво, но в выражении глаз было нечто, не позволявшее считать ее юной) с копной светлых кудрей, одетая в видавший виды не то халат, не то домашнее платье.
- Гость? – насмешливо протянула она, даже не пошевелившись. – Какая неожиданность. Кто ты и что тебе здесь нужно?
Бейлфайр постарался придать себе уверенный вид, хотя уверенности вовсе не чувствовал.
- Приветствую, Малефисент, - он почтительно поклонился. – Меня зовут Бейлфайр, и я пришел помочь.
- Помочь? – усмехнулась она и вдруг неуловимым движением оказалась рядом; Бейлфайр вздрогнул от неожиданности, вызвав еще одну усмешку. – Хочешь убить принцессу Шиповничек и вернуть мне короля Филиппа?
Бейлфайр недоуменно моргнул и мотнул головой.
- Нет. Я хочу вернуть вашего ребенка.
Малефисент отшатнулась, уставившись на него расширившимися глазами. В них полыхнуло нечто такое, что заставило Бейлфайра поежиться, с трудом подавив желание убежать подальше.
- Что ты знаешь об этом, мальчик? – прошипела она. – Кто ты, черт возьми, такой?
- Я знаю, что Белоснежка и Прекрасный похитили у вас яйцо. Они думали, что внутри дракон, а не ребенок. Это их не оправдывает, да. Но они собирались вернуть яйцо, они не знали, что так получится. И сразу же раскаялись в своем необдуманном поступке.
- Раскаялись? – рявкнула Малефисент, глаза ее опасно прищурились. – Да пропади оно пропадом их раскаяние! Оно не воскресит моего ребенка! - внезапно она поникла и едва слышно добавила: - Я ведь даже не знаю, кто у меня родился – сын или дочь.
- Постойте. Воскресит? Почему вы думаете, что ребенок умер?
Малефисент пренебрежительно фыркнула:
- Не вижу причин отчитываться перед тобой. Еще раз спрашиваю: ты кто такой?
Бейлфайр слегка улыбнулся:
- Я сын Румпельштильцхена.
Малефисент округлила глаза и вдруг расхохоталась:
- Вот это сюрприз так сюрприз! А не боишься стать заложником? – она мягкими кошачьими шагами обошла вокруг него. – Румпель мне ведь тоже много чего должен.
- Вы этого не сделаете, - твердо возразил Бейлфайр.
- Почему это? – искренне удивилась Малефисент.
- Потому что я – ваш единственный шанс вернуть своего ребенка.
- Даже Темный не может вернуть к жизни умерших, - мрачно произнесла она и продолжила тихим угрожающим тоном: - Ты думаешь, я не пыталась найти свое дитя? Да я заглянула в каждую щель – и все было напрасно. Пока… пока не убедилась, что его нет в этом мире.
Малефисент резко отвернулась, но через секунду снова посмотрела на него – холодным безразличным взглядом.
- В этом мире, - с нажимом произнес Бейлфайр. – В том-то и дело, что дитя оказалось в другом мире. Потому вы и не смогли его найти.
Малефисент долго молча смотрела на него в упор. Бейлфайр начал нервничать. А вдруг не поверит? Или не захочет поверить, потому что жажда мести окажется сильнее? Из ее слов следовало, что насолить его отцу доставило бы ей большое удовольствие.
- Ладно, - Малефисент с видимым равнодушием опустилась обратно в кресло. – Я тебя слушаю.
Но в ее глазах зажглась робкая надежда. Бейлфайр с облегчением перевел дыхание, постаравшись сделать так, чтобы это было не слишком очевидно, и начал излагать их план. Когда он замолчал, Малефисент долго не реагировала, о чем-то размышляя. Наконец, она посмотрела прямо Бейлфайру в глаза и ехидно произнесла:
- Положим, я соглашусь. Мне только одно непонятно. Юная принцесса мучится угрызениями совести и стремится искупить вину родителей. А тебе в этом какая выгода?
Бейлфайр пожал плечами:
- Я просто помогаю другу.
Малефисент скептично хмыкнула:
- Ты точно сын Румпельштильцхена?
Бейлфайр изобразил улыбку «Я оценил ваш сарказм» и тут же предложил:
- В качестве доказательства моей доброй воли. Я знаю заклинание, которое покажет, что случилось с вашим ребенком. Мне нужно только что-нибудь связанное с ним.
Малефисент одарила его заинтересованным взглядом и, наконец, кивнула.
- Погремушка пойдет?
- Вполне.
Малефисент подняла руку ладонью вверх, и в ней материализовался полупрозрачный фиолетовый шарик в серебряной оправе, сделанной в виде драконьей лапы. Бейлфайр порадовался своему исключительному везению. На это заклинание он однажды наткнулся в одной из папиных книг по магии, и тогда еще подумал, что оно может пригодиться – мало ли о чьей судьбе понадобится узнать, – и на всякий случай выучил его. А теперь очень кстати вспомнил. Собственно, заклинание использовало остаточную память предмета и могло показать только первое, что случилось с человеком после разлучения его с предметом. То есть в их случае – события восемнадцатилетней давности. Но и то хлеб.
Бейлфайр провел ладонью над погремушкой, и… ничего не произошло. Малефисент разочарованно поникла, а Бэй озадаченно нахмурился. Он был уверен, что ребенок жив. Разве что… дитя находилось в другом мире, а если это еще мир без магии, магической связи сложно проникнуть следом. Нужно нечто более сильное.
- А нет ли чего-то, что касалось ребенка? – осторожно спросил он.
Малефисент гневно сверкнула глазами, похоже, собираясь высказать ему все, что думает о самоуверенных юнцах, растравливающих ее рану, но почему-то передумала. Ее лицо прояснилось, и в следующее мгновение на ее ладони появился кусочек скорлупы.
- Это скорлупа от его яйца, - пояснила она. – Я… впрочем, неважно. Главное, что она связана с моим ребенком. В том числе и магически.
- Прекрасно, - Бейлфайр кивнул, аккуратно взял у нее скорлупу и провел над ней ладонью, активируя магический след.
На этот раз заклинание сработало: на поверхности заклубился дым, а когда он рассеялся, появилась картинка.
Женщина протягивала младенца молодому человеку.
- Как вы назовете ее?
- Лилит. Я назову ее Лили.

Изображение пропало, но Малефисент еще некоторое время не отрывала от скорлупы потрясенно-счастливого взгляда.
- Дочь, - едва слышно произнесла она. – У меня дочь. И она жива.
Когда она вскинула голову и посмотрела на Бейлфайра, ее лицо было уже спокойно и холодно.
- Давай свой артефакт.
Бейлфайр улыбнулся.
- Он снаружи – остался с девочками.
Малефисент резко кивнула, взмахнула рукой, преображая свою потрепанную хламиду в элегантное черное платье, и направилась к дверям, не потрудившись проверить, следует ли он за ней.

***
Колетт казалось, что прошла вечность, а Бэй все не возвращался.
- Может, ему нужна помощь? Может, его надо уже спасать? – вопросила она, ни к кому конкретно не обращаясь.
- Успокойся и не мельтеши, - ответила Регина. – Он не так давно ушел, чтобы бить тревогу.
Она расстелила на земле плащ и спокойно сидела на нем, в то время как Колетт ходила из стороны в сторону, а Эмма то садилась рядом с Региной, то вскакивала и подбегала к лошадям.
- Легко тебе говорить! – вспыхнула Колетт. – Это не твой брат там наедине с драконом!
- Летти! – укоризненно воскликнула Эмма.
Регина слегка побледнела и демонстративно отвернулась. Колетт тут же устыдилась своих слов.
- Прости, я не хотела, - она опустилась рядом с Региной, пытаясь заглянуть ей в лицо.
Та покачала головой и слабо улыбнулась.
- Я прекрасно тебя понимаю. Но от того, что ты будешь дергаться, ничего не изменится. А, кроме того, Бейлфайр – взрослый мальчик и способен позаботиться о себе.
Колетт кивнула, протяжно вздохнув. Она начала понимать папу и Бэя, постоянно трясущихся над ней.
И вот ворота крепости открылись, и вышел Бэй в сопровождении величественной светловолосой женщины. Приблизившись к ним, она скользнула недоброжелательным взглядом по Эмме, равнодушным – по Колетт, и тут ее взгляд упал на Регину. Малефисент замерла, уставившись на нее расширившимися глазами.
- Регина? – недоверчиво спросила она.
Кажется, она засомневалась в своем здравом рассудке. Регина нервно усмехнулась:
- Малефисент.
- Я думала, ты умерла. И почему ты выглядишь такой юной?
- Долгая история. А у нас сейчас есть более важные дела.
Малефисент посверлила ее настороженным взглядом и кивнула. Колетт чувствовала, как в ней бушуют возрожденная надежда и нетерпеливая жажда. Пока они общались, Бейлфайр достал из сумки, привязанной к седлу, магический глобус. Малефисент уже протянула руку, чтобы уколоть палец о шпиль, но остановилась.
- Я пойду с вами, - решительно заявила она. – Это моя дочь, и я имею право участвовать в ее поисках.
Колетт переглянулась с Эммой. Это уже что-то новенькое: когда они успели узнать, что ребенок – девочка?
Бейлфайр покачал головой и спокойно ответил:
- Имеете. Но лучше не надо. Мы не знаем, как жила Лили. Может, она считает приемных родителей родными. Скорее всего, она и не подозревает о волшебном мире. Кто знает, как она отреагирует на такие новости?
- Вот именно поэтому… - начала Малефисент, но Бейлфайр перебил ее:
- Вы можете не сдержать свои эмоции и отпугнуть ее. И тогда она вообще не захочет ничего знать ни о вас, ни о своем родном мире.
Малефисент собиралась спорить, но неожиданно вмешалась Регина:
- Он прав, знаешь. Здесь нужна большая осторожность и сдержанность, на которые ты сейчас не способна.
Малефисент нахмурилась, но в итоге неохотно согласилась.
- Мы вернем ее, обещаю, - мягко произнес Бейлфайр.
- А я побуду с тобой – заодно расскажу свою историю, - неожиданно предложила Регина.
Бейлфайр повернулся к Колетт и Эмме, замерших в предвкушении приключения.
- Прежде чем мы отправимся, обещайте, что будете меня слушаться и не станете рисковать.
- А если нет? – тут же вскинулась Эмма.
От первоначального восторженного восхищения она перешла в стадию доказывания, что чего-то стоит, и постоянно спорила с Бейлфайром по любому поводу. Колетт подумывала, стоит ли рассказать подруге, что чувства Бэя тоже изменились: снисходительное отношение как к неразумному ребенку превратилось в нежность и любование. Или все-таки оставить их разбираться самостоятельно?
- А если нет – я немедленно возвращаю вас домой и иду на поиски один.
Эмма обиженно надулась. Колетт пожала плечами:
- Тебе торжественную клятву принести?
Бэй улыбнулся:
- Простого обещания будет достаточно.
Колетт выразительно посмотрела на Эмму, и та закатила глаза с видом: «Ой, ну ладно!» Обе торжественно обещали быть умницами, после чего началось самое интересное.
Малефисент уколола палец о шпиль, ее кровь упала на глобус, заставив его вертеться, растеклась по поверхности, а потом собралась в одной точке. Бэй достал из мешочка на шее волшебный боб и бросил его на землю, скривившись при виде завертевшейся зеленой воронки. Колетт озадачено покосилась на него: он испытывал легкую панику. С чего бы вдруг?
Но он не дал ей обдумать эту мысль – протянул руки ей и Эмме, велев им держаться крепче. А в следующую секунду они втроем прыгнули в воронку. Падение было недолгим, но крайне неприятным. Все вокруг вертелось, и казалось, будто сейчас вывернет наизнанку.

***
Когда головокружение прошло, Бейлфайр тряхнул головой, прогоняя неприятные ощущения. Прошло много лет, но от вида зеленой воронки его до сих пор передергивало. Он посмотрел на девочек, убедившись, что с ними все в порядке, отпустил их руки и огляделся.
Они оказались в довольно пустынной местности. Небольшая дорога, лес и кафе рядом с заправкой.
- Что это? - спросила Колетт, указывая на машины.
- Повозки. Что-то вроде здешних карет.
Эмма озадаченно огляделась.
- Но здесь нет лошадей.
- Они ездят сами по себе.
Девочки явно собирались продолжить расспросы, но Бейлфайр напомнил им:
- Мы сюда прибыли не для экскурсий по этому миру.
Обе согласились с доводом, но продолжали оглядываться с горящими любопытством глазами, пока они шли к кафе. Поскольку никаких других зданий по близости не было, значит, Лили находилась там. У Бейлфайра возникло нехорошее предчувствие, что, когда все закончится, Летти захочет прийти сюда еще раз – ради экскурсии.
Маленькое кафе – всего четыре столика – было полупустым. Только у окна сидела пара – мужчина и девушка. Быстро оглядевшись, Бейлфайр потянул за собой девочек, и они устроились за одним из столиков. К ним тут же подошла официантка – высокая брюнетка с уставшим выражением лица. Бейлфайр заказал всем троим кофе с булочками – не столько для того, чтобы поесть, сколько для того, чтобы присмотреться к окружающим, не привлекая к себе лишнего внимания.
- Странная она какая-то, - тихо произнесла Летти, когда официантка отошла. - Как будто... - она помолчала, пытаясь подобрать подходящие слова. - Отчаявшаяся. Я такого мрачного эмоционального фона еще ни у кого не встречала.
- Так может это она и есть? - у Эммы загорелись глаза, и она вся подобралась, словно приготовилась бежать следом за официанткой.
- Почему? - спросила Летти.
- Ну, смотри. Глобус направляет в место, максимально близкое к тому, кого ищут. В округе, кроме как в этой корчме, людей нет. Значит, Лили должна быть здесь.
- А может, это вон та девушка, - Летти кивнула на пару у окна.
Эмма тоже посмотрела туда, но сразу отвернулась.
- Не похожа, - мотнула она головой. - А у этой, ты сама сказала, мрачный эмоциональный фон. Почему? Может, потому что она чужая в этом мире?
- Разумные доводы, - вмешался Бейлфайр. - Вот только официантку зовут Старла, а не Лили.
- Откуда ты знаешь? - хором спросили девочки, уставившись на него.
- У нее на футболке приколота бумажка с именем – здесь так делают, чтобы посетители знали, как к официантке обратиться.
Они на мгновение разочарованно поникли, но когда Старла вернулась с их заказом, в глазах Эммы зажегся огонек. И прежде чем Бейлфайр понял, что она задумала, она позвала официантку:
- Лили?
Та вздрогнула, едва не расплескав кофе, и, поставив поднос на стол, резко выпрямилась, подозрительно прищурившись на Эмму.
- Откуда вы знаете мое имя?
Эмма бросила на Бейлфайра победоносный взгляд, в ее глазах так и читалось: «Я же говорила!» Пока он думал, как лучше ответить, Летти сориентировалась первая:
- Мы от вашей матери. Она очень хочет с вами встретиться.
- Матери? - презрительно фыркнула Лили. - Мои родители отказались от меня – слишком много проблем приношу. Так с чего бы вдруг обо мне вспомнить?
- Нет, вы не поняли, - подхватила Эмма. - Мы от вашей родной матери.
Лили напряглась как струна и, сузив глаза, впилась в них пронзительным злым взглядом. Летти вздрогнула и инстинктивно придвинулась поближе к Бейлфайру. Эта ее способность чувствовать чужие эмоции порой приносила неудобства.
- Та, что бросила меня и восемнадцать лет не вспоминала? - тихим ледяным голосом произнесла Лили. - Зачем же я теперь ей понадобилась?
- Она вас не бросала! - запальчиво возразила Эмма. - Вас... похитили.
- И все это время она думала, что вы мертвы, - добавил Бейлфайр.
Лили долго молчала, поочередно разглядывая их, будто пытаясь выявить ложь по их лицам. Но по тому, как посветлела Летти, Бейлфайр понял, что она, по крайней мере, оставила враждебность. Наконец, Лили подтянула от соседнего столика свободный стул, села рядом и коротко потребовала:
- Рассказывайте.
Взглядом велев девочкам молчать, Бейлфайр поведал историю Малефисент – отредактированную так, чтобы не упоминать магию и другие миры. Летти и Эмма следили за реакцией Лили, затаив дыхание. А та задумчиво смотрела в окно, ее лицо смягчилось, и в глазах появился свет. Такой до боли знакомый свет надежды. Бейлфайр как никто понимал ее в этот момент. Когда он замолчал, она повернулась к нему, посмотрев в упор, и ровным тоном, за которым явно скрывались желание и страх поверить, произнесла:
- Хорошо. Я согласна с ней встретиться. Где она живет?
- А вот тут начинается самое сложное, - вздохнул Бейлфайр.
Лили недоуменно приподняла брови. Осторожно подбирая слова, он поведал о другом мире.
- Вы сами-то понимаете, насколько бредово это звучит? - скептично спросила она.
- Понимаю, - усмехнулся Бейлфайр. - Тем не менее это правда.
Лили хмыкнула:
- Предположим. Тогда докажите – сделайте что-нибудь волшебное.
- Мы не можем, - мягко ответила Летти. - Этот мир лишен магии, в нем невозможно колдовать.
- И вы хотите, чтобы я вам поверила?
Бейлфайр достал из кармана погремушку:
- Но кое-что у нас все-таки есть. Некоторые артефакты действуют и в этом мире. В том числе те, что созданы на основе магии крови. Эта погремушка позволит нам убедиться, что вы – точно та, кого мы ищем. Возьмите ее.
Лили недоверчиво посмотрела на него, но в ее глазах зажглось любопытство. Она протянула руку и осторожно взяла погремушку. Та мягко засветилась, в ее глубине вспыхнул огонь, который сложился в изображение дракона. Бейлфайр удовлетворенно кивнул:
- В конце концов, вы ничего не теряете. Если вам там не понравится, вы всегда можете вернуться обратно.
- Ладно. Я подумаю, - Лили встала. - Завтра сообщу свое решение.
Эмма с Летти радостно заулыбались и кивнули.
- Что скажешь? - спросил Бейлфайр сестру, когда Лили отошла.
Та пожала плечами:
- Она удивительно спокойно отреагировала на наши откровения. Словно... словно в глубине души всегда об этом знала. Или подозревала.
Бейлфайр кивнул:
- Вполне возможно. Что ж, это упрощает нашу задачу, - немного помолчав, он добавил: - Однако нам надо где-то заночевать, пока ждем ответа.
- Могу проводить до гостиницы – здесь недалеко, - вдруг раздался рядом голос Лили, заставив их вздрогнуть. - У вас деньги-то есть?
- Деньги у нас есть. У нас документов нет, - вздохнул Бейлфайр, только сейчас задумавшись об этом упущении.
А ведь родители, когда приходили за ним в этот мир, умудрились же как-то устроиться в гостинице. Тоже ведь без документов.
Лили приподняла брови и, поколебавшись, предложила:
- Можете переночевать у меня, - и тихонько пробормотала себе под нос: - Надеюсь, я об этом не пожалею.

Пока у Лили не закончилась смена, они отправились погулять – лучше уж сейчас устроить девочкам экскурсию по этому миру, чем потом они решат посетить его еще раз. Кто знает, что из этого выйдет.
Неподалеку от заправки обнаружился маленький городок – тихий, сонный, с ровными чистыми улицами, на которых редко встречались прохожие. Эмма с Летти увлеченно вертели головами, разглядывая дома и людей, отпрыгивая от проезжавших изредка машин. Хорошо хоть не с визгом. А, когда над ними сравнительно низко пролетел самолет, обе, вздрогнув, прижались к Бэю и принялись расспрашивать, что это такое.
Он посмеивался на их реакции, объяснял, попутно сам вспоминая уже слегка подзабытые реалии этого мира и любовался их горящими энтузиазмом мордашками. Пожалуй, не зря он взял с собой Летти: опасности им здесь не угрожали – так пусть сестренка порадуется, узнавая что-то новое. Любознательность и жажда посмотреть другие миры и страны досталась ей от матери. Впервые Бэй подумал, что Летти, пожалуй, достаточно взрослая, чтобы перестать держать ее дома.
От сестры его мысли перешли на Эмму, которая тоже незаметно выросла и стала настоящей красавицей. Даже в джинсах и рубашке она выглядела принцессой. Доброжелательная и улыбчивая, но в то же время держащаяся с неизменным достоинством. Казалось, на ее светлой головке невидимо сияла корона.
Бейлфайр и сам не заметил, в какой момент он перестал видеть в Эмме ребенка, подругу сестры, и увидел девушку. Красивую, умную, добрую. И принцессу. Последнее обстоятельство как раз смущало его больше всего. Пусть его отец сейчас могущественный маг, которого большинство боится, это не меняло того обстоятельства, что они были крестьянами. Не чета принцессе. Правда, если подумать, отец Эммы тоже не был благородного происхождения, и это внушало надежду.
- Бэй! Бэ-э-эй, ау! О чем задумался? – веселый голос Эммы отвлек от размышлений.
Бейлфайр почувствовал, как начинает краснеть.
- Может, вас оставить наедине? – ехидно спросила Летти, получив от подруги возмущенный тычок локтем в бок.
- Ну уж нет, - Бейлфайр усмехнулся сестре. – Я тебя одну не отпущу гулять по этому миру – кто знает, во что ты умудришься вляпаться.
- То есть сама по себе идея у тебя протеста не вызывает? – хитро спросила она.
- Сама по себе – не вызывает, - спокойно подтвердил Бейлфайр.
Летти торжествующе посмотрела на Эмму, а та покраснела, заулыбалась и поспешила отвернуться, пряча сияющие глаза. Пожалуй, ерунда все эти происхождения и попытаться стоит в любом случае.
Пока же он завел разговор на другую тему, осторожно спросив:
- Эмма, ты все еще злишься на родителей?
Она нахмурилась, отвернулась, буркнула:
- А ты как думаешь?
- Думаю, злишься.
Видимо, почувствовав улыбку в его голосе, Эмма повернулась, посмотрела удивленно.
- Поверь, я тебя прекрасно понимаю, - проникновенно продолжил Бейлфайр, заглянув ей в глаза. – В свое время я был смертельно обижен на отца. И у меня была более серьезная причина, чем у тебя, поверь.
- И что же потом? – заинтересованно спросила Эмма.
- А потом я понял, что каким бы он ни был, что бы ни сделал, он все так же любит меня. И я люблю его. И это важнее любых размолвок и обид. Подумай над этим.
Эмма опустила взгляд себе под ноги, и некоторое время они шли молча. Летти, кажется, даже дышать перестала, чтобы не спугнуть размышления подруги. Кстати, о сестре. Как-то она слишком спокойно восприняла его слова, как будто… как будто все знала. Бейлфайр вопросительно посмотрел на нее, и она улыбнулась, пожав плечами. Точно – знала. Вряд ли ее просветил отец – он всегда до дрожи боялся их разочаровать. Значит, мама. Зачем? Летти сочувственно посмотрела на сосредоточенно размышлявшую Эмму, и Бейлфайр понял: чтобы избежать именно такой реакции, чтобы разбитый идеальный образ отца не ранил ее слишком больно. Он удивленно покачал головой: все-таки у них удивительно мудрая мать.
Эмма вскинула голову и солнечно улыбнулась:
- Знаешь, Бэй, ты прав.
Бейлфайр улыбнулся в ответ и обменялся с сестрой понимающими взглядами.

Когда вечером они в сопровождении Лили шли к ее дому, девочки уже едва передвигали ноги, устав и от ходьбы, и от обилия впечатлений. Бейлфайр и сам чувствовал себя вымотанным. Так что к квартире Лили он особо не приглядывался. Впрочем, она ничем не выделялась: две комнаты и кухня с самой простой обстановкой.
Зато у Эммы и Летти открылось второе дыхание, и они принялись увлеченно изучать бытовые приборы.
- Интересно, можно у нас такое сделать? – задумчиво спросила Летти, внимательно рассматривая плиту.
- Чем тебя печь не устраивает? – усмехнулся Бейлфайр.
- Тебе не понять, - Летти задрала нос с видом превосходства, а через секунду они уже смеялись.
К его изумлению, все четверо.
За ужином Лили общалась с ними гораздо доброжелательнее, хотя все еще настороженно. Но ее можно понять: не каждый день к тебе являются гости из другого мира и предлагают встретиться с родной матерью. И это они еще про дракона не рассказывали…
Девушки устроились в комнате хозяйки. Чтобы не сгонять ее с кровати, они настояли, что будут спать по-походному – на полу.
- Нам не привыкать, - храбро заявила Летти. – В Неверлэнде было хуже.
Бейлфайр же устроился в соседней комнате – тоже на полу. Уж ему-то точно было не привыкать. Но долго не мог заснуть, прислушиваясь к шуршанию и перешептыванию девочек. Наконец, они затихли, и Бейлфайр тоже погрузился в сон.

Утро началось с энергичного звонка в дверь и грозного крика:
- Откройте – полиция!
Они все недавно проснулись и собирались позавтракать. Летти с Эммой недоуменно переглянулись. Лили испуганно подпрыгнула, в панике посмотрев на дверь. Бейлфайр вопросительно посмотрел на нее.
- Надо быстро уходить, - прошептала Лили.
В дверь тем временем начали колотить – еще немного и вышибут.
- Что происходит? – так же шепотом спросил Бейлфайр, на всякий случай поманив к себе девочек.
- Некогда объяснять, - Лили заметалась по квартире, подбежала к окну, видимо, оценивая возможность сбежать через него. – Извините, что втянула вас в это.
И Бейлфайр подумал: вот она возможность уговорить ее:
- Лили, это твой шанс – пошли с нами: мы откроем портал прямо отсюда, и никакая полиция тебя не найдет.
Лили несколько мгновений изучала его.
- Если не откроете, мы выломаем дверь! – предупредили снаружи.
Лили кивнула:
- Давай.
Бейлфайр достал из мешочка на шее волшебный боб и бросил его. Перед ними закрутилась зеленая воронка.
- Лили, возьми Эмму за руку, - велел Бейлфайр, в свою очередь сжав ладони девочек.
В этот момент дверь распахнулась, выбитая ногой, и в комнату влетели двое полицейских.
- Ни с места! – крикнул один из них.
- Прыгаем! – скомандовал Бейлфайр.
Последнее, что он слышал, прежде чем портал закружил их, был звук выстрела.

@темы: фанфики, сериалы, фильмы, Магия любви, OUaT

URL
   

Волшебная страна в платяном шкафу

главная