cygne
Зорко одно лишь сердце, самого главного глазами не увидишь (с)
Название: Старый альбом
Фандом: Крестоманси
Автор: cygne
Герои: Мур и ретроспективно – Кристофер/Милли, Конрад, Элизабет, Генриетта, Габриэль.
Жанр: юмор, флафф
Рейтинг: PG-13
Тип: джен с элементами гета.
Размер: мини
Саммари: Муру в руки попадает некий фотоальбом. Конечно же, совершенно случайно.

Мур страшно нервничал перед первым уроком с Крестоманси. Тот по-прежнему внушал ему если не ужас, то уж во всяком случае трепет. И потому когда, постучавшись, Мур получил ответ: «Войдите», - ему понадобилось всё его мужество, чтобы открыть дверь и шагнуть в кабинет. Крестоманси, сидевший за столом, работая с какими-то бумагами, доброжелательно улыбнулся ему, и Мур слегка расслабился. Но только слегка.
Однако не успел урок начаться, как Крестоманси кто-то вызвал, и он исчез – прямо на полуслове рассказа о родственных мирах. Мур растерянно поморгал, озадачившись, что ему теперь делать. Подождать возвращения Крестоманси? Идти к себе? Или что? Он неуверенно прошелся по кабинету и почти решил уйти, когда на глаза попался лежавший на столе толстый альбом в бархатном темно-синем переплете. Мур поколебался, понимая, что не имеет права ничего здесь трогать, но любопытство победило, и он открыл альбом.
На первой странице находилась фотография круглолицей девочки лет четырнадцати-пятнадцати в школьном платье. Каштановые волосы заплетены в две косички, перекинутые вперед. Девочка, показавшаяся Муру смутно знакомой, весело дружески улыбалась фотографу. Рядом на странице был прикреплен лист бумаги, исписанный тремя разными почерками.
«Ты точно уверена, что эта новая школа не такая ужасная, как предыдущая?
Я точно уверена. Прекрати суетиться, Кристофер.
Я не суечусь. Я просто не хочу, чтобы ты опять сбежала и мне опять пришлось тебя искать.
Он хотел сказать, что беспокоится о тебе.
Грант!
Спасибо, Конрад, я поняла».

Мур невольно улыбнулся и задумался, была ли девочка на фотографии одной из переписывавшихся. Скорее всего – да, фотография и листок явно были нарочно подобраны друг к другу. Перевернув страницу, Мур обнаружил фотографию мальчика – чуть постарше девочки на предыдущей странице. И если она показалась ему смутно знакомой, то при виде мальчика, Мур замер, почти не веря своим глазам. Это выражение величественной отстраненности и яркие черные глаза он не спутал бы ни с чем. Не говоря уже о шикарном красно-золотом шлафроке. Мур сглотнул и перевел взгляд на еще один исписанный лист бумаги рядом с фотографией.
«В самом деле, Кристофер, зачем тебе столько шлафроков?
Что плохого в хороших шлафроках?
Ты своей зацикленностью на одежде уже свел с ума весь Замок. Кого ты пытаешься здесь впечатлить?
Понятия не имею, о чем ты.
Конечно, тебя, Милли. Что за вопрос?
Грант!
Скажешь, неправда?»

Мур сдавленно хихикнул, начиная понимать, но еще не смея полностью поверить, кто писал эти записки. Много лет назад. Только третий собеседник оставался для него загадкой. Со всё более возрастающим интересом он перевел взгляд на следующую страницу. И обнаружил фотографию сурового старика, смотревшего с такой непреклонной строгостью, что Мур невольно поежился. А он-то считал Крестоманси пугающим… И эта фотография, как и предыдущие, сопровождалась исписанным листком бумаги. Похоже, альбом специально был собран таким образом.
«Ты опять поругался с Габриэлем? Что на этот раз?
Просто он как всегда был отсталым упрямцем.
А если конкретнее?
Он не позволил мне встретить Милли на вокзале.
Я мог бы догадаться…»

Со следующей фотографии на Мура смотрела целая компания веселых молодых людей – или, скорее подростков разных возрастов – возле сияющей Рождественской елки.
«Я тут вообще ни при чем.
Позволь усомниться.
Это была идея Генриетты и Джейсона.
А ты радостно ее поддержал и предложил усовершенствования. Честное слово, Кристофер. Тебе сколько лет?
Только не начинай про ответственность, которая лежит на будущем Крестоманси. Мне хватает нотаций Габриэля.
Видимо, как раз-таки не хватает.
О, да ладно тебе, Милли! Признай, что тебе понравилось.
Возможно. Но тебя это не оправдывает».

Мур разрывался между весельем и недоверчивым потрясением. Никогда бы он не подумал, что может увидеть Крестоманси и Милли с такой стороны.
На следующей странице Милли (теперь-то Мур ясно видел, что это именно юная Милли) стояла между двумя другими девочками. Или про них уже можно сказать девушки? Светловолосая точно была как минимум лет на пять старше Милли. В записке появились два новых почерка.
«Милли, о чем мечтаешь? Или я должна спросить: о ком?
Что за намеки, Лиззи? Я вовсе не мечтала – я размышляла о перформативных высказываниях.
Да ну? Ты сама-то хоть осознаешь, что не отводишь взгляда кое-от-кого уже добрых десять минут?
Я просто наблюдала, пытаясь понять.
Да что тут понимать-то! Все давно уже знают. А судя по тому, как ты покраснела, ты тоже знаешь, но почему-то не хочешь признаться.
Генриетта!
Ладно, оставь ее, Генриетта – давай лучше подразним Кристофера. Интересно, как он отреагирует?
Элизабет, не смей!»

Мур тихонько засмеялся. Записки в сочетании с фотографиями были настолько живыми, что казалось, будто он слышит голоса, видит выражения лиц.
Еще одна фотография представляла собой Милли и Крестоманси на пикнике в парке. Хотя тогда он не был тогда Крестоманси, поправил себя Мур и попробовал прочитанное в записках имя – Кристофер. Со знакомым ему человеком оно никак не связывалось. Зато с подростком на фотографиях – даже очень. Они сидели на пледе, на котором были расставлены сладости, фрукты и чай, и о чем-то весело болтали.
«Отличный вышел пикник. Надо будет повторить.
Только на этот раз не в учебное время.
Почему?
Потому что в учебное время положено учиться.
Правила созданы для того, чтобы их нарушать.
Когда ты повзрослеешь, Кристофер?
Как только Габриэль уйдет на покой и передаст мне должность. Я сразу стану взрослым, скучным и с такой же кислой физиономией.
Не пугай! Ты таким никогда не станешь.
И именно поэтому я тебе нравлюсь.
Сколько самоуверенности…»

Бал. Большой, сияющий огнями зал, множество нарядных людей на заднем плане. А на переднем танцуют Кристофер и Милли – уже не подростки, а молодые люди, – с безграничной нежностью глядя друг другу в глаза.
«Когда свадьба?
Джейсон!
Да ладно, Милли. Видели бы вы, ребята, себя со стороны вчера! Даже Габриэль умилился…
Да уж, я еще ни разу в жизни не видел у него такого лица.
И ты туда же, Конрад.
Будете так вести себя, ни одного на свадьбу не пригласим. Ну, кроме Гранта – Грант в любом случае будет шафером.
То есть мне можно не стесняться? Приятно знать. Так когда же свадьба?
Впрочем, я могу и передумать».

Следующая фотография заставила Мура покраснеть: на ней Милли и Кристофер целовались, стоя под деревом в парке. И он быстро перевел взгляд на сопровождающую записку.
«Может, вы перестанете уже дуться? Две недели!
Имеем право. Это было верхом бестактности с твоей стороны, Грант.
Действительно. Тебе должно быть стыдно.
Отчасти – да. Но вы еще скажете мне спасибо за эту фотографию.
Знаешь, Конрад, тебе вредно общаться с Кристофером – ты становишься слишком похож на него.
Эй! Я думал, ты на моей стороне, Милли, дорогая.
Я всегда на твоей стороне, Кристофер, дорогой. Но это не мешает мне видеть твои недостатки.
Прежде чем вы начали спорить. Вы простили меня?
Ладно, забыли.
Но больше так не делай».

Мур фыркнул – речь явно шла именно об этой фотографии. Ему стало еще любопытнее, кто такой этот Конрад. Или Грант? Мур не очень понял, как его все-таки зовут.
Милли сидит возле окна в кресле, с книгой в руках, но не читает, а смотрит в окно с выражением тревоги и грусти.
«Его нет уже неделю. Как думаешь, что там могло случиться?
Не нервничай ты так, Милли. Вот увидишь, скоро он вернется, как всегда самоуверенный и довольный собой.
Я читала, в том мире вечно идет война.
Перестань – всё будет хорошо. В конце концов, еще одну жизнь он может потратить.
Не смешно, Конрад.
Извини. Хочешь, после урока сходим к Габриэлю?
Пожалуй, нет. Но спасибо, что предложил».

Судя по многочисленным книжным шкафам на заднем плане, библиотека. Кристофер растянулся на диване, положив голову на колени Милли и закрыв глаза, выглядя при этом так, словно не спал и не ел как минимум несколько дней. Милли слегка склонившись над ним, перебирает пальцами его черные кудри.
«Так что там произошло в Третьих мирах? Выглядел ты вчера кошмарно.
Извини, Грант, я не хочу об этом говорить. Во всяком случае, не сейчас.
Всё настолько страшно?
Ты даже не представляешь».

Дальше шли несколько фотографий без сопровождения записок. На них были чаще всего Милли и Кристофер, иногда другие юноши и девушки. И только один раз встретилась фотография парня лет восемнадцати с веселыми карими глазами и доброй улыбкой. Она была немного нечеткая – будто фотографировал новичок в этом деле. И Мур предположил, что это и есть Конрад/Грант – тот, кто сделал все остальные фотографии, – запечатленный кем-то другим.
А после свадебной фотографии, на которой сияющие Кристофер и Милли улыбались друг другу на выходе из церкви, было вставлено небольшое письмо. Но прочитать его Мур не успел.
Он так увлекся рассматриванием альбома, что не услышал шагов в коридоре. И когда дверь открылась и вошла Милли, он испуганно подпрыгнул и густо покраснел, резко возвращаясь обратно в реальность.
- Ты один, Мур? – удивилась она.
- Крестоманси кто-то вызвал, - пояснил Мур, пытаясь незаметно закрыть альбом и подвинуть на место.
Но, конечно же, ничего не вышло. Кивнув на его слова, Милли посмотрела на стол – и на альбом, – слегка приподняв брови на его суматошную возню.
- Я… Э… Простите… - забормотал Мур. – Я не хотел…
- Тебе стало любопытно, - понимающе произнесла Милли и вдруг улыбнулась. – Не надо так нервничать. Любой не твоем месте поддался бы любопытству.
Мур в этом не был так уверен, ему все еще было ужасно стыдно, но доброжелательная улыбка Милли заставила его облегченно выдохнуть. Пока Мур судорожно размышлял, будет ли сильно большой наглостью спросить, что это за альбом, Милли будто прочитала его мысли.
- Это подарок нам на свадьбу от друга. Конрад с детства увлекался фотографией, вечно всех фотографировал в Замке и вот решил собрать нам альбом.
- А… записки? – решился спросить Мур, подбодренный ее готовностью рассказывать – правда, голос его прозвучал едва слышно.
Милли тихонько засмеялась:
- А, это мы переписывались во время летних уроков магии. Понятия не имею, как Конрад их раздобыл. Разве что изначально собирал и хранил на всякий случай.
Немного помолчав, она добавила:
- Что ж, на сегодня твой урок отменяется – вряд ли Кристофер быстро вернется с вызова.
Мур кивнул и покинул кабинет, хотя в его голове крутилось еще множество вопросов, которые он хотел бы задать. Но он не решался. Он и так подсмотрел слишком многое, что вовсе не предназначалось для его глаз.
Уже у двери, Мур обернулся и обнаружил, что Милли раскрыла альбом, глядя на одну из фотографий с нежной мечтательной улыбкой. Ощущение, что он подсмотрел нечто запретное, вспыхнуло еще ярче. Мур поспешно отвернулся и закрыл за собой дверь. Однако вопреки не покидающему его смущению, Замок вдруг стал ощущаться гораздо более уютным и домашним местом.

@темы: фанфики, творчество, Миры Крестоманси, Диана Уинн Джонс